Истории из чемодана

Илья Носков знаменит тремя десятками киноролей и множеством театральных проектов: внешность романтического героя не метает ему мастерски изображать самых разных персонажей. Но в эксклюзивном интервью нашему журналу популярный питерский актер рассказал не только о работе. Илья, в новом фильме у вас главная мужская роль — и весьма неоднозначная.

Интересно, каким вы сами видите этого человека? Честно говоря, в начале съемок я представлял себе Вадима иначе, даже сомневался, мой ли это герой.

Но сам сценарий заинтриговал. Сюжет очень закручен, столько событий, есть линия любви, сильные эмоциональные сцены. И у меня возникло желание воплотить Литвинова в жизнь.

На съемочной площадке стал чувствовать его совсем по-другому — лучше что ли? Когда работаешь с партнером, он невольно помогает выбрать правильный образ твоего героя. И ты вместе с другими актерами будто собираешь картину из пазлов. У вас с Вадимом есть общие черты?

Трудно говорить о сходстве: все зависит от ситуации. Возможно, стоит провести параллель в наших жизненных позициях.

У меня она четко сформулирована и у моего персонажа тоже. Это первое, на что я обратил внимание. Но черты характера абсолютно разные, и в этом есть свои преимущества.

Мне кажется, Вадиму Литвинову не хватает харизмы, и я привнесу это от себя. Когда тебе достается роль человека полностью противоположного, невольно начинаешь шлифовать актерское мастерство. Практика нужна без перерывов.

Если же постоянно играть только себя, не будет стимула расти, а я хочу двигаться вперед. На площадке все идет четко по сценарию или режиссер позволяет что-то подкорректировать? Безусловно, мы имеем «право голоса», ведь все заинтересованы в том, чтобы получился достойный фильм.

У нас профессиональная команда, хороший актерский состав. Если меня что-то смущает в репликах, мы обсуждаем это, вносим поправки. Образ один, а человек, который исполняет роль, совершенно другой — это тоже немаловажно и необходимо учитывать, когда хочешь достоверно передать характер.

Например, есть фразы, которые я бы никогда не произнес, — их заменили, и образ стал не искусственно слепленным посредством ремесла, а живым. Благодаря чему вам, зрителям, будет интересно за ним наблюдать и не возникнет пресловутое «Не верю!» Станиславского.

Есть ли роль, о которой могли бы сказать: «Создана для меня!» Не отказался бы сыграть историческую личность.

Например… Петра Первого. Я увлекаюсь историей уже давно, люблю читать такую литературу.

И если появится возможность сняться в каком-нибудь костюмированном фильме, не задумываясь, соглашусь. Люблю смотреть ленты о войне. Наверное, и в таком амплуа не отказался бы себя попробовать, а заодно проверить, насколько легко мне будет перевоплотиться в человека того времени.

Но юношеская мечта, конечно, Джеймс Бонд. (Смеется.

) А вообще я готов играть разные роли, кардинально отличающиеся друг от друга: табу в профессии у меня нет. Главное — талантливый режиссер и интересный сценарий. Увы, это не всегда совпадает: бывает, режиссер хороший, а материал скучный.

Либо наоборот, сценарий так увлекает с первых страниц — не терпится приступить к работе, а с режиссером найти общий язык не получается. Вот и думайте, какая ситуация лучше. Что-то мы все о работе.

А как выходные проводите? Сложно представить выходной день, когда трудишься по полтора месяца без перерыва.

В свободные часы, в первую очередь, хочется отоспаться, побыть дома, в кругу семьи. Но можно с друзьями собраться и на велосипедах прокатиться по городу, если погода позволяет. Однако с таким плотным графиком, к сожалению, это сделать непросто.

Велоспортом занимаетесь профессионально? Для этого времени совсем не хватает: там нужна система и частота посещений, а после работы уже ничего не хочется. А ведь, наверное, с детства мечтали об актерстве?

Нет, случайно получилось. Как сейчас модно говорить, «так судьба распорядилась». Подростком занимался в музыкальной школе, танцевальном кружке, активно участвовал в жизни школы.

В 1992 году приехал из Новой Каховки в Ленинград, в гости к брату Андрею, который в это время учился в Ленинградском государственном Институте театра, музыки и кинематографии имени Н. К. Черкасова. Шутки ради попробовал поступить в этот же вуз — и прошел!

Все дети в то время мечтали стать космонавтами или пожарными, а я всегда отмалчивался. Не было ни единой мысли о том, чтобы сделать творчество профессией.

О писательстве тоже не мечтали? Сейчас многие ваши коллеги издают автобиографии.

К слову, ваш брат несколько лет назад написал книгу «Блажь. Или заметки несостоявшегося Дон Жуана Андрея Носкова», где довольно откровенно рассказал о себе и своем прошлом. У меня в голове уже есть два хороших сюжета, но ни один из них не похож на автобиографический.

Идти по стопам брата не хочу. Но если бы в сутках было хотя бы 48 часов, реализовал бы свои литературные идеи в ближайшее время.

Однако сейчас я достаточно загружен, заниматься несколькими делами одновременно не люблю: эффективность уменьшается сразу, продуктивность тем более. Когда после спектакля еду на съемки фильма, а потом в перерывах возвращаюсь на репетицию не менее серьезной роли в другом спектакле, то сконцентрироваться на книге просто невозможно.

Словом, во мне побеждает лентяй — ничего не могу с собой поделать. Некоторые актеры активно привлекают своих детей для участия в съемках. А вы? Софья и Савва еще маленькие.

Да и выбор они сделают сами: мои родители не пытались повлиять на нас с братом, в моей семье будет так же. Если когда-нибудь у них появится желание сниматься, я не буду против: поддержу, как смогу. Возможно, получится династия актеров. Почему